malan_x (malan_x) wrote,
malan_x
malan_x

Типичный Кенгурян

Пару дней назад Q обвинил Стрелкова в бегстве и трусости. В том, что как только усилиями СЕКа был исправлен военно-технический дисбаланс под Славянском, Стрелков сбежал из него, по коридору, бросив оружие, технику и жителей. После чего последовал десяток выпусков с помоями на Стрелкова. Появилось даже интервью с парой якобы ополченцев. Якобы потому что те бы ли в масках.
Когда же к нему на пресс-конференцию явились настоящие ополченцы. Без масок. То через 20-минут они смогли сделать то, что адепты его секты не смогли сделать за несколько лет. Они поняли, что он обычный провокатор. После просмотра этой конференции становится абсолютно понятно почему и как в своё время баркашёвцы выкинули его из Дома Советов.
Ниже я представляю распечатку конференции, с небольшими комментариями. Хотя это надо видеть.



Ополченец: Я слушаю вас и вы много раз сказали за это время
СЕК: [Перебивает] Представьтесь сперва
Ополченец: Ополченец – Юрий Юрченко. Вы много раз сказали, что с большой радостью увидели, с большой радостью увидели это. А я позавчера выезжал с людьми, которые здесь присутвуют, из Славянска. Я в отличие от вас радости не испытываю. У нас всё… Мы в слезах эти два дня. Подождите не перебивайте. Я думаю, то что вы красиво и хорошо говорите, о том как помогли и помогают, о том как общество консолидируется и в будущем какие перспективы. Всё это не имеет ничего общего с реальной ситуацией, которая здесь. Это записки постороннего. Вы это понимаете? Я успел прочитать то что вы написали в интернете. В последних выступлениях Стрелкова, прозвучали не скрытые, а достаточно откровенные упрёки в адрес руководства России в том, что обещанная помощь не была оказана. И вы сказали, что подобные заявления – ложь. Это буквально. Я цитирую. Мы все упрекаем себя, мы видим глаза стариков, которых мы оставляли ночью. И я себя упрекаю, но ответственность, как я считаю, как я убеждён лежит сейчас на уважаемой мной российской власти. Ответственность тяжёлая.
СЕК: [Перебивает] А на вас ничего не лежит?
Ополченец: На нас лежит, мы к себе больше упрёков предъявляем.
СЕК: [Перебивает] А почему вы ушли?
Ополченец: Мы ушли? Я вам сейчас объясню. Вот ваша помощь [показывает автомат]. Вот эти ржавые автоматы. Спасибо за них, но этого мало. Мы с охотничьими ружьями воюем.
[2:20]
СЕК: [Перебивает] Почему вы оставили 12 тысяч автоматов там?
Ополченец: Кто оставил? Вы кому верите? Порошенко?
СЕК: Вы оставили
Ополченец: Вы видели?
СЕК: Да, я видел. Вам назвать номера?
Ополченец: Вы видели? В Славине? Значит вам украинцы их показали?
СЕК: Нет, не украинцы.
Ополченец: А как вы их увидели?
СЕК: Мне показали это другие люди.
Ополченец: Кто?
СЕК: Ваши же ополченцы.
Ополченец: Как они могли их показать если они их оставили?
СЕК: Они их оставили. Они их фотографировали.
Начальник штаба: [Вмешивается в разговор] Подождите секундочку. Я вывез оттуда всё оружие
Ополченец: Я видел эти 12 КАМАЗов.
Начальник штаба: Спокойнее.
Ополченец: Ты тоже спокойнее.
[неразборчиво]
СЕК: Подождите минуточку. Люди хотят высказаться. Они хотят высказать свою горечь, но мы же имеем право задать вам ответные вопросы.
Ополченец и Начальник штаба: Да, давайте. Задайте.
СЕК: Вы же говорили и я вас не перебивал.
Начальник штаба: Вы перебили..
СЕК: Когда? Давайте вы будете говорить час. Собралась моя пресс-конференция.
Павел Губарев: Это ваша пресс-конференция, но вы должны ответить.
СЕК: Я должен ответить на вопрос.
Павел Губарев: Давайте присядем.
СЕК: Давайте люди, которые сюда пришли. Причём люди, которых я приглашаю. Вы – ополченцы. Пришли ещё люди которые были в Славянске. Я бы хотел пригласить этих людей вот сюда [на диван], ко мне. И давайте поговорим.
Начальник штаба: Давайте.
СЕК: Присаживайтесь. А то всё время говорят, что нет людей. Лица в масках. Я разговаривал с одним из ваших ополченцев из Славянска, который естественно был в маске потому что он там оставил семью. Он поехал почти без надежды
Павел Губарев: [Перебивает] Позвольте мне сказать, раз уж мы переходим к дискуссии. Хочу сказать, что я идеологически некоторые ваши вещи разделяю. Разделяю патриотическую позицию. Я тоже за красный православный проект. Я тоже патриот. У нас очень много общего с вами. Но последняя ваша критика в адрес Игоря Ивановича Стрелкова. Она… Ну, вы себя с военной точки зрения выставили в не очень хорошем свете в смысле непонимания военного смысла ситуации в Славянске.
СЕК: [Перебивает] Вы военный человек?
Павел Губарев: Я там был.
СЕК: [Перебивает] Ваш чин военный?
Павел Губарев: Рядовой.
СЕК: Почему вы считаете, что вы как рядовой можете оценть мою военную подготовку?
Павел Губарев: Потому что я ежедневно общаюсь с людьми, которые воюют в Славянске. Ежедневно. И ежедневно получаю информацию
СЕК: [Перебивает] Они воюют?
Павел Губарев: Да, до сих пор воюют.
СЕК: Расскажите об этом. Как они там сейчас?
Павел Губарев: Вы знаете, что Славянск оставлен.
СЕК: [Перебивает] Они воюют?
Павел Губарев: Да, воюют. А что? Вы скажете, что сложил оружие хоть один ополченец? Сказал “всё , я не буду больше воевать”?
Начальник штаба: [Вмешивается в разговор] 12 тысяч сложили. Вы же слышите?
Павел Губарев: Все ополченцы продолжают воевать. А вы выступаете с критикой единственного человека, который способен продолжать войну за Новороссию.
СЕК: Я у вас гость и вы показали как вы вежливы. И кто вас сюда прислал.
Павел Губарев: Меня никто не присылал.
СЕК: [Перебивает] Ну конечно. Вы сами свободны сюда пришли.
Павел Губарев: Я самодостаточная личность, чтобы придти сюда самому.
СЕК: [Перебивает] А как это вы самодостаточная личность? Из какого вы отряда?
Павел Губарев: Из отряда?
СЕК: Да.
Павел Губарев: Что значит отряда?
СЕК: Из какого вы батальона?
Павел Губарев: Из батальона народного ополчения Донбасса. Самой многочисленной силы, которая воевала в Славянске, Краматорске и других городах.
СЕК: Кто руководит народным ополчением Донбасса?
Павел Губарев: Игорь Иванович Стрелков.
СЕК: Вы являетесь манной кашей, которая сама себя хвалит. Правильно? Вы представитель Стрелкова, который хвалит Стрелкова. Давайте ещё. Есть другая позиция.
Начальник штаба: Минуточку. Давайте поговорим о конкретных…
СЕК: [Перебивает] И главное, извините, что вы совсем это не можете делать. Вы ко мне - офицеру, обращаетесь с тем, что вы – рядовой, оцениваете мою военную компетентность. Давайте разберём все её слагаемые.
Павел Губарев: Ну вы уж разобрали. Это видео уже все видели.
СЕК: А давайте я ещё раз разберу.
Павел Губарев: Оно глупое. Оно не является оценкой военной. Соотношение материальных сил военных
СЕК: [Перебивает] Господин Стрелков – военный
Павел Губарев: [Перебивает] То, что вы говорите что Стрелков получает. Что его снабжают
СЕК:: [Перебивает] Вы слышите как меня перебивают?
Начальник штаба:
Павел Губарев: [продолжает] это враньё. Вот сидит начальник штаба Игоря Ивановича
СЕК: [Перебивает] Ах вы начальник штаба. Представьтесь, начальник штаба. Я очень рад. А почему Игорь Иванович сам сюда не пришёл?
Начальник штаба:
Павел Губарев: Потому что Игорю Ивановичу надо оборону строить и воевать.
СЕК: [Перебивает] И второе, я с вами спокойно говорю. Что же вы кричите всё время? Я старше вас. Приехал к вам в гости.
Начальник штаба: [Тихо, как всегда] Давайте говорить по очереди.
СЕК: [Перебивает] Я с вами спокойно говорю, а что же вы кричите всё время? Человек старше вас. Приехал к вам в гости.
Начальник штаба: Давайте о 12 тысячах автоматов. Я вывозил всё вооружение до последнего ПМа. Я лично вывозил. Никаких 12 тысяч автоматов там не было.
СЕК: [Перебивает] Скажите пожалуйста. Россия вам не оказывает помощь.
Ополченец: Вот. Где второй автомат? На. Посмотрите.
СЕК: [Перебивает] Скажите глядя в лицо. Вы мне скажите глядя в лицо. Россия оказывает помощь или нет? Да или нет?
Ополченец: Мы вам показываем автомат.
СЕК: Не надо мне показывать автомат. Да или нет?
Ополченец: Нет.
СЕК: Вы клевещите.
Начальник штаба: В какой форме?
СЕК: Россия оказывает вам военно-техническую помощь?
Павел Губарев: Это танки со ржавого завода в Артёмовске.
СЕК: Т.е. Россия не поставила вам ни одного автомата, ни одного пулемёта? Россия не поставила вам ничего?
Павел Губарев: Нет
СЕК: Вы нагло лжёте в интересах Стрелкова, который хочет скомпрометировать Россию. Вы нагло лжёте.
Ополченец: Вы какие-то глупости говорите. Какая компометация? В чём?
Павел Губарев: Так обоснуй.
СЕК: Я обосновываю это тем

Павел Губарев: [Перебивает] Вы уличили во лжи. Обоснуйте свою правду.
СЕК: Я обосновываю это тем, что видел эту технику.
Павел Губарев: Где?
Начальник штаба: Какую технику?
СЕК: В самых разных точках, которые я естественно, из соображений того, что здесь есть камеры, не буду называть.
Начальник штаба: Это что за техника?
СЕК: Это техника. Это современная бронетехника, вполне. Нона. Орудие – Нона.
Начальник штаба: А вы в курсе, что эти Ноны захвачены?
СЕК: Не все.
Начальник штаба: Но из трёх Нон одна неисправна, одна захвачена. Я могу сказать про гранатомёты, я могу сказать про птурсы, которые должны были уничтожить в 2001-м году. Гранатомёты стреляют из пяти – один. ПТУРСы действуют из 4-х - один. И ещё здесь воюют БДРМ времён Великой Отечественной Войны.
СЕК: Я вам должен сказать, что подобная ситуация действительно имела место на начальном периоде.
Начальник штаба: И имеет.
СЕК: Нет. И Стрелкову из потоков, которые шли направлялся главный поток. Теперь вы будете говорить, что это враньё, а я буду говорить, что вы нагло лжёте.
Ополченец: Но знаете, лжёте вы. Подтвердят все ополченцы.
Павел Губарев: Давайте проедемся к ополченцам из Славянска и они вам расскажут всё. И вы расскажете им всё что вы говорите на камеру.
Ополченец: Это вам предлагает Губарев – народный губернатор.
[10:00]
СЕК: [делая удивлённое лицо] Так вы ополченец или вы Павел Губарев?
Павел Губарев: Да.
СЕК: Ах вы Павел Губарев!!! Понятно!!! Так значит вопрос заключается в том, что вы даже не осмелились сказать кто вы!
[Примечание: Думаю на этом месте я охуел не меньше остальных присутствующих. Павел Губарев коварно подобрался к знаменитому политологу, скрыв свою истинную личину :DDDD Это надо видеть ]
Павел Губарев: Так вы должны узнавать. Вы приехали куда?
СЕК: Так зачем же ты людям по телевизору лгал-то?
Павел Губарев: Когда я лгал?
СЕК: Только что.
СЕК: В чём?
Павел Губарев: Ты сказал, что ты ополченец
Ополченец: Дак это не ложь, а правда.
Павел Губарев: Я ополченец. Я под присягой.
СЕК: А кто ещё? Кроме как ополченец?
Павел Губарев: Народный губернатор.
СЕК: Ну так может быть, надо было сказать на камеры. Что народный губернатор.
[присутствующие хором]: Дак все знают.
Начальник штаба: Это только вы такой эксперт – не узнали.
СЕК: Вы можете сколько угодно кричать, но давайте познакомимся с теми представителями, которые вели с вами разговор.
Павел Губарев: Когда?
Представитель: Не узнаёте меня?
Павел Губарев: Когда?
Представитель: Когда мы с Алексеем приходили в СБУ? Не узнаёте?
Павел Губарев: Я много с кем общался.
СЕК: Не ваша жена подписывала письма с благодарностями такому негодяю как я?
Павел Губарев: Мы всем, кто оказывал гуманитарную помощь подписывали письма благодарности.
СЕК: И не вы меня сюда пригласили?
Павел Губарев: Мы не отбираем…
СЕК: [перебивает] И не вы меня сюда пригласили?
Павел Губарев: Так вы присядьте, давайте по порядку. Мы действительно писали благодарственные письма. И я подтверждаю эту благодарность. И намерен дальше за неё благодарить. За гуманитарную помощь все организации, которые её оказывали.
СЕК: И мои представители встречались с вами. Вы узнаёте их?
Павел Губарев: Возможно, но очень много людей проходило через меня, через мой кабинет. Очень много. Лицо знакомое, а имени не помню. Я приглашаю сюда не только вас, но приглашаю сюда и других патриотов с патриотической позицией. Которые идеологически близки по духу русской весне.
СЕК: Так. И вы писали мне письма. И я приехал.
Павел Губарев: нет. Письма я не писал.
СЕК: Точно помните? У вас такая хорошая память, что вы человека не помните, а про письма помните?
Начальник штаба: Давайте вернёмся к военной теме. По поводу 12 тысяч автоматов – ложь. Абсолютная.
[Из зала]: Будьте добры. Повторите это на камеры, в случае. Официально представьтесь кто вы.
Павел Губарев: Михаил Александрович.
Начальник штаба: Я начальник штаба обороны
СЕК: [резко] Фамилия?
Начальник штаба: Может вам ещё адрес домашний сказать?
СЕК: [несёт очередную ересь]
Начальник штаба: Телевидение должно знать, что ни одного ствола мы там не оставили. Это абсолютная правда. Я лично занимался вывозом всего стрелкового вооружения. Ни одной единицы боевой техники, кроме танка, у которого был заклинут двигатель. Не было оставлено. Всё было вывезено.
СЕК: Это заявление полностью противоречит заявления Стрелкова, которое мы сейчас покажем. Вашего начальника.
Начальник штаба: По поводу наличия 12 тысяч автоматов?
СЕК: Нет. Не по поводу наличия 12 тысяч автоматов, а по поводу бронетехники. Давайте покажем сейчас заявление Стрелкова.
Начальник штаба: По поводу той бронетехники, которая вступила в бой?
СЕК: И была сожжена в связи с ошибкой ваших людей.
[14:00]
Начальник штаба: Простите, это разные вещи. Оставлена и вступила в бой это разные вещи.
СЕК: [бла-бла-бла]
СЕК: Техника была оставлена или нет?
Начальник штаба: Нет.
СЕК: она была сожжена?
Начальник штаба: Нет, она вступила в бой. Ещё раз повторяю. Было 2 танка, которые вступили в бой.
СЕК: И они были в связи с ошибками сожжены?
Начальник штаба: Они в бою вообще-то погибли. Ошибка заключалась в том, что командирам танков было приказано нанести удар по блокпосту, а потом уходить мимо него полями, а решили идти в бой и прорываться по дороге. В итоге они не смогли пробиться. Уничтожили какую-то часть вражеской бронетехники и личного состава, а потом напоролись на мину.
СЕК: Танкисты решили сделать не то что приказано?
Начальник штаба: Да. Видимо в бою у них заклинило. Это бывает. Не забывайте
[15:30]
СЕК: [бла-бла-бла ] [Молчать! У меня ваш маршал под Кёнигсбергом сортиры чистил, пока я тараном эсминец брал за чекушку! 8 машин положил, а на мне — ни царапины (c)]
Павел Губарев: Поймите, вы сидите с людьми, которые в русской весне с самых первых дней. Тут нельзя качать. Тут нужно конструктивно общаться
СЕК: Вы разрешите мне его изложить? Теперь вопрос заключается в следующем. Вы мне даёте изложить свою позицию. Спокойно и вежливо. И не будете меня перебивать?
Начальник штаба: Только в одном случае. Если вы не будете откровенно лгать. О 12 тысячах автоматов, которых не было. И я это могу засвидетельствовать. И о поддержке России огромным количеством бронетехники, которой не было.
СЕК: Вопрос заключается в следующем: поддержку России военной техникой я в деталях как вы понимаете не имею право обсуждать. Скажу вам лишь в целом, что военная техника, которую я считаю и буду настаивать на этом, поставляет российское “гражданское общество” в начале шла безобразно. И вы постоянно получали очень плохие изделия, четвёртой категории и так далее. За последние 2 или 3 недели ситуация резко изменилась к лучшему. Вы это прекрасно знаете. Я не буду здесь разбирать в какой степени на это повлиял сидящий перед вами представитель гражданского общества, но всё что я говорю о военной технике я знаю.
Начальник штаба: разрешите тогда ответить. На то что вы сказали. Речь идёт всего о трёх танках. И трёх БМП.
СЕК: На каком направлении?
Начальник штаба: Речь шли о Славянске. И речь шла только об оставлении Славянска. Вот если б мы его не оставили, было бы уничтожено всё ополчение. С нами вместе были бы уничтожены и жители, но их уничтожают и без нас. Оставлять там подразделение для того чтобы его уничтожили, ну это верх стратегического искусства.
Павел Губарев: Это военная глупость.
СЕК: Вы мне когда-нибудь дадите возможность ответить?
Начальник штаба: Ну вы же всё время говорите. Если вы говорите, что за последние 3 недели положение резко улучшилось, то мы наверное получили танков 30-40. Но их не было.

СЕК: Я говорю в целом о том, что произошло. А вы мне сейчас будете говорить, о том что вы получаете. Перестаньте
Павел Губарев: А боевые расчёт танкам не нужны?
Начальник штаба: Я привёл вам как пример. А помимо этого поставляются СКСы, БТРСы, времён ВОВ. А почему не поставляются, например, ПТУРСы “Хашим”?
СЕК: Ну вы понимаете. Мы сейчас приходим в область ПТУРСов
Начальник штаба: Это очень важно. Потому что против нас выставлены сотни танков. И нам их нечем бить.
СЕК: Отвечаю вам. Отвечаю вам. Отвечаю, отвечаю. Во-первых, вы спросите своё руководство. ПТУРСы тоже поставляют.
Начальник штаба: Я вам уже ответил. Из пяти ПТУРСов только 1 стреляет. ПТУРСы 2001 года.
Павел Губарев:
СЕК: Знаю, знаю. Теперь я признаю вашу правду. Правда ваша заключается в том, что до последнего времени. Я не буду разбирать причины. Поставки военные шли к вам безобразно. Возмутительно. До, примерно, 3-го июля. [Примечание от себя: А как только город блокировали, то оружие полилось нескончаемым потоком ] Потом оно пошло лучше, но фактически недостаточно. Поэтому у нас с вами основных расхождений нет. Я тоже считаю поставки недостаточными. [Бу-га-га, а как пел. Как пел!!!] И одна из моих задач убедить российское гражданское общество в том, что вы должны иметь много Фаготов, много Корнетов, много Игл и много всего остального. И конечно, вы должны иметь не такую автоматическую винтовку. Вы зря в этом смысле видите в человеке сидящем перед вами врага. Это не правда. Я даже не буду объяснять вам сейчас как много я сделал, потому что А – я не люблю хвалится и Б – и всё равно не могу об этом говорить. Может быть, можно было бы подумав об этом, за что-нибудь меня поблагодарить, но я этого не жду потому что всё равно считаю, что мы перед вами виноваты. Мы перед всеми вами виноваты. И от имени всего российского общества я приношу вам своё глубочайшее восхищение и выражаю чувство нашей вины, потому что люба помощь вам недостаточна. И вы действительно являетесь солью земли русской. И я думаю не только словами, но и делом мы поможем. И будут у вас эти устройства, которые я назвал. И будут они. Вся эта техника которую я назвал. Теперь я прошу вас.
Павел Губарев: От критики неконструктивной действий командующего всё-таки следует отказаться.
СЕК: Теперь я абсолютно вижу, когда речь идёт о живой боли, а когда речь идёт о программе поведения, человека который не умеет осуществлять командование. Поэтому давайте это оставим в стороне. Теперь перейдём к следующему вопросу. Вы прекрасно понимаете, что с военной точки зрения многое здесь зависит от России. Мы крайне обеспокоены. И я прошу передать это Игорю Ивановичу. Тем что началась
Павел Губарев: Вы не хотите сами это сказать?
СЕК: С удовольствием. В любой момент.
Павел Губарев: Давайте проедем.
[23:20]
СЕК: Давайте проедем. В любой момент. Я ничего не боюсь. Я вам объясняю. Мы крайне обеспокоены негативной, омерзительной, раскруткой образа, которая началась в последний месяц. Её начал господин Просвирин. Он заявил, что господин Стрелков. Я вам процитирую. “Является улучшенным Немцовым или Навальным”. Господин Стрелков Должен был опровергнуть это в ту же минуту. Или его пресс-секретарь, как это опровергает господин Песков.
[Это, конечно, в стиле СЕКа, но я всё равно охуел. Люди воевали. Жалуются, что у них оружия нет, а его волнует, что Стрелков блоге мало пишет.]
СЕК: Сразу же как это было сказано на телеканале Дождь. Было сказано несколько раз в виде поддержки господина Стрелкова
Павел Губарев: Стрелков – профессиональный военный, а не пиарщик.
СЕК: Господин Губарев не может меня не перебивать потому что он чувствует чем пахнет.
Павел Губарев: Не пахнет, а воняет. Провокацией
Начальник штаба: Если это провокация, то мы уходим
СЕК: Ах вы уже уходите?
Начальник штаба: А вы хотите проехать побеседовать?
СЕК: Да нет, пожалуйста. Можно проехать побеседовать.
Начальник штаба: Едем.
СЕК: А что же вы уходите? Что вас обидело?
Начальник штаба: Вы же всё сказали.
СЕК: Я вам сказал, что вы сказали, что ваша цель в раскрутке. Не вы сказали, а сказали за вас. Мерзавцы. Вы слышите меня что я сказал? Эти мерзавцы мешают военно-техническому сотрудничеству. Слышали!? Вы срываете поддержку Приднестровья!!!
Начальник штаба: Пойдём
Ополченец: Вы – профессиональный провокатор.

Tags: ДНР, Донбас, Кургинян, ЛНР, СВ
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments